«Палата №6» - версия Шахназарова | Театр + Кино - актеры кино звезды фото новости театра статьи рецензии
 
 

«Палата №6» - версия Шахназарова



Палата №6Третьим фильмом, представляющим Россию в конкурсе 31-го ММКФ, стала картина Карена Шахназарова «Палата №6» снятая по мотивам одноименной пьесыА. П. Чехова. История о том, как некий доктор Рагин так увлекся беседами со своим пациентом, что окружающие сочли его самого сумасшедшим, давно не дает покоя кинематографистам. В 2004 году вышел фильм Кирилла Серебренникова «Рагин» с Алексеем Гуськовым в главной роли, но в отличие от фильма Шахназарова, он был костюмным, красочным и в конце Рагин отправился, хоть и в своем воображении, на родину психологии – Вену, поедать пирожные.

Тринадцатый фильм Карена Шахназарова, вновь созданный в союзе с Александром Бородянским, не имеет ничего общего с фееричной фантазией театрального режиссера. По своим художественным средствам он предельно сух, а начинается так вообще реальными интервью с пациентами психбольницы. Впрочем, почти весь фильм выдержан в жанре документального расследования того, как Рагин, главный врач психиатрического интерната, умудрился стать его пациентом.

Палата №6Шахназаров сделал поистине «триеровский» ход, выбрав местом съемок настоящую психушку. В итоге актеры Владимир Ильин, тот самый Рагин, Евгений Стычкин - карьерист Хоботов, Александр Панкратов-Черный (после долгого перерыва режиссер снова дал ему роль своем фильме), и  молодой Алексей Вертков - роковой пациент Громов гармонично соседствуют с настоящими больными.

Перенеся действие в современные реалии, Шахназаров, однако, сохранил чеховский язык конца XIX века, что придало фильму особую атмосферу, намекающую на то, что с тех пор в душе и исканиях русского человека мало что изменилось.

Палата №6Громов, в безапелляционной манере молодого человека, ставит стареющему интеллигенту Рагину диагноз «обломова» - боязнь жизни и полный паралич воли, врач же в своих размышлениях идет дальше и находит в словах бунтующего против несправедливости человеческого общества Громова тот же самый страх. Этим людям, ведущими между собой еще и поколенческий диалог, не остается ничего другого, кроме как сойти с ума, ведь сумасшествие - единственно возможный протест человека против абсурдности, дикости и заброшенности человеческого существования.

Извечный вопрос, где проходит грань между нормой и безумием и есть ли она вообще, вырастает в более значимый и прозаический: кто это решает? Доктор Хоботов, определяющий сумасшествие вполне животным способом: по запаху, или поклонник карательной психиатрии надсмотрщик Никита, а может недалекий Михаил Валерьянович, благодаря любительской камере которого в фильме есть вставки из здоровой жизни больного доктора? Кто бы это ни был, но те, кто прозябает в интернате в скотских условиях, без права и надежды на выход - не сумасшедшие - душевнобольные и у каждого из них были и есть на то серьезные причины...

Тея Султанова