И вновь Щелкунчик: между добром и злом | Театр + Кино - актеры кино звезды фото новости театра статьи рецензии
 
 

И вновь Щелкунчик: между добром и злом



 ЩелкунчикРазобраться в запутанном сюжете сказки Гофмана «Щелкунчик и Мышиный Король» современному ребёнку довольно трудно. То ли дело – советский мультфильм («Щелкунчик»; Союзмультфильм; 1973 г.), где ясен и прост благородный принц, решительна девочка-служанка, возмущённая, что бездумный мальчишка калечит несчастную игрушку. И главное, там есть ощущение полёта и счастья под чарующую музыку Чайковского, на которую создатели мультфильма не пожалели ни времени, ни места.

И, хотя творческий успех анимационной фантазии режиссера Бориса Степанцева и художника Анатолия Савченко в России совершенно очевиден, сказку о самоотверженности и любви, превратившей уродливую куклу в красивого принца, вновь экранизировали на новый лад.

 ЩелкунчикТрудно сказать, какой нравственной задачи придерживалась создатель российско-германской версии  режиссер Татьяна Ильина («Щелкунчик»; Аргус Интернейшнл; 2004 г.), которая долго искала подходящий сценарий, и, наконец, из самых разных зол выбрала, что называется, меньшее. Но музыкальное оформление и известные персонажи являются полными антиподами как классической сказки Гофмана, так и творческого создания своих предшественников.

Так, главный герой в этой ленте представлен вздорным, капризным, принцем, обращенным в безликое существо с огромной головой при тоненьких, ломких ножках. Немецкую девочку Мари заменяет дочь петербургского богача, девочка Маша. Беспардонный и жестокий мутант Мышиный Король трансформировался в физически нормального грызуна с самозваным требованием на королевский престол и двумя подданными небольшого ума, готовыми отправиться за ним на край света. А от музыки великого композитора остались жалкие обрывки среди мельтешащих сцен странствий, балов и драк.

 ЩелкунчикВажным отличием сказочных героев Ильиной от персонажей Степанцева является то, что здесь нет ни совершенно «хороших», ни однозначно «плохих». Тем более что осуществить задуманное, кажется, достаточно легко: надо только расколоть волшебный орех в кукольной стране.

Бессвязный и сумбурный мир этого странного места в творческом эксперименте Татьяны Ильиной ничем не похож на сказочное королевство в обычном понимании слова. И среди ёлочных шаров и мишуры соперники и враги, жестоко отталкивая друг друга, пытаются добраться до заветного ореха, пока не пробили часы.

Между тем, твёрдый орех - всего лишь испытание. Всего лишь только повод, чтобы стать игрушкой более коварных сил или, наоборот, проявить храбрость, сострадание и любовь. И, когда Она, очнувшись от своих грёз, а Он, преодолев эгоизм и страх, кинутся друг другу на помощь, вы, может быть, перед самым концом полнометражного фильма, ощутите мудрость и величие победы Добра.

Но для того, чтобы осознать прекрасную идею, надо ещё пробраться сквозь горы пёстрого детального сора, вздорную болтовню мышей, игрушек и людей, а так же - через ряд Машиных кошмаров в виде новых для нас, но явно позаимствованных у Диснея, эффектов. Да и попытка аниматоров привлечь к делу знаменитых «звёзд» отечественной классики в лице деда Мазая с его зайцами, и Золотого петушка, ясность в содержание ленты, увы, не вносит.

Так что придётся ли этот мультфильм по душе зрителям, облегчив ребятам восприятие рождественской фантазии Гофмана, ещё вопрос. Ибо торжествующее добро в детской сказке всё-таки должно представляться добром, а не заранее оговоренным актом. Зло - злом, а не мелкой дрязгой сомнительного претендента на власть. А любовь - любовью, а не ярким товаром, продающимся в игрушечной лавке.

Светлана Верхоланцева